Витамин D и мужчина: парадигмы и парадоксы

Витамин D и мужчина: парадигмы и парадоксыСегодня человечество испытывает существенные репродуктивные проблемы, из которых одной из наиболее серьезных обоснованно считается прогрессирующее ухудшение мужской фертильности.

Частота "мужского" фактора семейного бесплодия только за последние 20 лет достигла критического для популяционной репродукции показателя в 50 %.

При существующих подходах к диагностике мужского бесплодия не удается выявить его причины в 44-70 % случаев.

Мужчины с неуточненным (идиопатическим) бесплодием обречены на длительные и бесперспективные курсы хаотичной эмпирической терапии, которая не только не решает проблему в корне, но и существенно затягивает длительность периода инфертильности, являющегося одним из ключевых прогностических факторов бесплодного брака.

Сегодня в мире идут активные исследования в области эндокринологической репродуктологии, которые позволяют искать патогенетические пути решения проблем репродукции в связке с растущей "неинфекционной эпидемией" гормонально-метаболических заболеваний (ожирение, нарушения углеводного обмена, метаболический синдром, гормональные нарушения) и которые уже привели к современному переосмыслению роли целого ряда метаболических факторов в патогенезе мужского бесплодия.

Нарушения обмена витаминов при бесплодии всегда привлекали внимание исследователей и клиницистов. Нет такого врача, который бы не рекомендовал своим бесплодным пациентам прием тех или иных витаминов.

Сегодня пристальное внимание приковано к эффектам витамина D, который до недавнего времени рассматривался только лишь как важный регулятор фосфорно-кальциевого обмена в костной ткани, почках и кишечнике.

Появившиеся в последние годы работы по эндокринологии витамина D свидетельствуют, что он может оказаться перспективным фармакотерапевтическим средством в лечении многих соматических и уроандрологических заболеваний, включая мужское бесплодие.

Как ни странно, но витамин D никогда ранее не считался "мужским" витамином. Наши традиционные представления о нем связаны, прежде всего, с его ключевой ролью в кальциево-фосфорном гомеостазе и влиянием на минеральную плотность костной ткани.

Однако, в отличие от всех других витаминов, он не является собственно витамином в классическом смысле этого термина, так как он биологически не активен и только за счет двухступенчатого метаболизма в организме превращается в активную гормональную форму D3.

Витамин D оказывает многообразные биологические эффекты за счет взаимодействия со специфическими рецепторами (витамина D рецепторами, или VDR), локализованными в ядрах клеток многих тканей и органов (головной мозг, предстательная железа, молочная железа, кишечник, кости, почки, яички, мужские и женские мочеполовые органы, клетки иммунной системы), при этом ряд из них продуцируют ферменты, участвующие в синтезе D-гормона.

Термин "витамин D" объединяет группу сходных по химическому строению форм витамина D, которые относятся к классу секостероидов (D1, D2, D3 (именно его рассматривают как "истинный" витамин D, тогда как другие представители этой группы считают модифицированными производными витамина D, D4, D5).

Все изоформы витамина D и тканевые ядерные рецепторы к 1,25(ОН)2 витамину D3 (VDR) в организме составляют единую эндокринную систему витамина (гормона) D, функции которой состоят в способности генерировать биологические реакции более чем в 40 тканях-мишенях за счет регуляции транскрипции генов (медленный геномный механизм) и быстрых негеномных реакций.

При этом лишь сам D-гормон и гидроксилирующие ферменты являются активными компонентами D-эндокринной системы.

Представления о физиологической функции системы гормона D в настоящее время значительно расширились.

Дефицит витамина D, который сегодня является новой "неинфекционной эпидемией XXI века", у мужчин тесно связан с патогенезом андрогенного дефицита, ожирения, инсулинорезистентности, синдрома хронической усталости и достоверно повышает риск общей, онкологической и кардиоваскулярной смертности у мужчин независимо от возраста.

Удивительно, но установлены сезонные колебания уровня витамина D с высоким уровнем летом и осенью и низкими уровнями зимой и весной, которые практически совпадают с аналогичными годичными циклами уровня тестостерона, что позволяет говорить о наличии тесной достоверной связи между метаболизмом андрогенов и витамина D.

Известно, что пациенты с тестикулопатиями достоверно чаще страдают остеопенией и остеопорозом, даже при нормальном уровне тестостерона.

Одной из причин этого, казалось бы, парадоксального факта может быть дефицит витамина D.

И.А. Тюзиков, С.Ю. Калинченко, Л.О. Ворслов, Ю.А. Тишова

Группа оздоровления!


Полезная информация

Последние комментарии