Андрологические таргеты витамина D

Андрологические таргеты витамина DСывороточные уровни 25(OH) витамина D демонстрируют сезонные колебания с высоким уровнем летом и осенью и низкими уровнями зимой и весной.

У жителей северных стран, характеризующихся существенными сезонными различиями уровня естественной освещенности, наблюдается снижение уровня витамина D в крови в темные зимние месяцы и пик его концентрации в течение лета, при этом пик максимальной рождаемости наблюдается весной.

Есть несколько возможных объяснений этому парадоксу, в том числе сезонные изменения гипоталамо-гипофизарной системы и нейротрансмиттеров головного мозга (серотонин, дофамин и эндогенные опиоиды).

Низкий уровень витамина D и андрогенный дефицит независимо повышают мужскую смертность.

Учитывая тот факт, что оба патологических состояния тесно связаны с ожирением, именно оно рассматривается как общий механизм повышенной мужской смертности, так как крайне часто ассоциируется с сердечно-сосудистыми катастрофами, являющимися наиболее частой причиной летальности современного человека вообще.

В вышеупомянутых исследованиях связь дефицита витамина D и андрогенов с повышенной мужской смертностью сохраняется достоверно высокой даже после поправки на индекс массы тела.

Регуляция экспрессии генов метаболизма витамина D изменяется в соответствии с уровнем андрогенов.

Эти данные позволяют предположить, что дефицит андрогенов может гипотетически усиливать неблагоприятные для здоровья последствия дефицита витамина D.

Крупное европейское исследование EMAS (2012) выявило независимые корреляции между уровнями витамина D и андрогенов у мужчин.

Уровень 25(OH) витамина D3 положительно коррелировал с уровнем общего и свободного тестостерона и отрицательно коррелировал с уровнем эстрадиола и лютеинизирующего гормона (ЛГ) при поправках на возраст.

Дефицит витамина D достоверно ассоциировался у мужчин с компенсированным и вторичным гипогонадизмом.

Имеющиеся исследования позволяют также предполагать, что терапия витамином D может повысить уровень тестостерона: мужчины, включенные в программу снижения веса и получавшие по 83 мг (3332 МЕ) витамина D в день в течение 1 года, имели более высокие уровни общего, биодоступного и свободного тестостерона, чем мужчины в группе плацебо.

Однако механизмы этого явления в значительной мере неясны.

Существует ряд доказательств того, что дефицит витамина D может быть вовлечен в патогенез инсулинорезистентности и метаболического синдрома, но механизмы такого участия также остаются не до конца понятными.

Дефицит витамина D также независимо связан с низким уровнем липопротеидов высокой плотности (ЛПВП) и степенью выраженности ожирения.

Есть точка зрения, что дефицит витамина D и патогенетически связанный с ним андрогенный дефицит могут быть важными эндокринологическими механизмами у мужчин, нарушающими соотношение жирозапасающих (пролактин, инсулин, кортизол) и жиросжигающих (гормон роста, катехоламины, половые гормоны, тиреоидные гормоны) гормонов.

При этом развивающееся ожирение, в свою очередь, может способствовать дальнейшему уменьшению уровня циркулирующего в крови витамина D за счет повышенного его захвата жировой тканью.

С другой стороны, пациенты с ожирением могут избегать солнечного света, который необходим для синтеза витамина D в коже, так как страдают соматическими заболеваниями, ассоциированными с ожирением (прежде всего, сердечно-сосудистыми), не позволяющими им долго находиться под прямыми лучами солнца, что приводит к дефициту витамина D.

Как бы там ни было, но существуют доказательства того, что низкий уровень витамина D может рассматриваться как независимый предиктор ожирения.

Таким образом, взаимосвязь между низким уровнем витамина D и инсулинорезистентностью может быть опосредована как раз известным негативным метаболическим влиянием ожирения на углеводный обмен.

Более того, восполнение дефицита витамина D благоприятно влияет на эффекты эндогенного инсулина, стимулируя экспрессию инсулиновых рецепторов и тем самым улучшая инсулиноопосредованный внутриклеточный транспорт глюкозы.

Кроме того, витамин D участвует в механизмах промоции гена инсулина человека, так как 1,25(OH)2 витамин D3 обеспечивает активацию его транскрипции.

Витамин D регулирует внеклеточный и внутриклеточный обмен кальция, который необходим для инсулиноопосредованных внутриклеточных процессов в инсулинозависимых тканях (скелетные мышцы, жировая ткань).

Изменения в уровне кальция в клетке могут иметь неблагоприятные последствия для секреции инсулина, процесс синтеза которого, в свою очередь, опосредован кальцием.

Наконец, поскольку витамин D оказывает модулирующее действие на иммунную систему, гиповитаминоз D может вызывать системный воспалительный ответ по аналогии с таковым при ожирении, который опять-таки способен индуцировать инсулинорезистентность и андрогенный дефицит.

Инсулинорезистентность независимо от механизмов своего развития имеет существенное негативное влияние на половую и репродуктивную системы мужчины, индуцируя метаболическую нейропатию, симпатическую гиперактивность, способствуя прогрессированию как ожирения, так и андрогенного дефицита, что заканчивается выраженным спермальным окислительным стрессом, лежащим в основе современной теории патогенеза мужского бесплодия.

Андрологические таргеты витамина D

Некоторые исследователи выдвинули рабочую гипотезу, согласно которой мутации гена CYP2R1, широко экспрессируемого в яичках и запускающего эффекты 25 гидроксилазы витамина D, ведут к дефициту витамина D.

У всех пациентов с орхипатией уровень 25(OH) витамина D был статистически ниже, чем у здоровых мужчин.

Пациенты с орхипатией имели остеопению и остеопороз, несмотря на нормальные уровни тестостерона, у них были увеличены уровни маркеров нарушения костного метаболизма и выявлялись изменения на энергетической денситометрии в бедренных костях, шейном и поясничном отделах позвоночника.

P. Anagnostis et al. (2013) провели анализ баз данных PubMed и Medline, посвященных роли витамина D в репродукции человека, за последние 30 лет.

Полученные авторами результаты свидетельствуют, что витамин D вовлечен в многочисленные функции репродуктивной системы человека, как у мужчин, так и у женщин.

У мужчин уровень витамина D определяет качественные и количественные параметры эякулята, в том числе подвижность и морфологию сперматозоидов.

Таким образом, участие витамина D в репродукции человека становится все более доказанным научным фактом.

И.А. Тюзиков, С.Ю. Калинченко, Л.О. Ворслов, Ю.А. Тишова

Группа оздоровления!


Полезная информация

Последние комментарии