Восприятие тела и внешности в эпоху возрождения

Восприятие тела и внешности в эпоху возрожденияНа смену мрачному Средневековью приходит эпоха Возрождения. В самом ее названии заложено стремление к переосмыслению концепций телесности и смене установок.

Ведущие характеристики общественной мысли в эпоху Ренессанса - новое прочтение философских идей Античности и выраженный антропоцентризм.

Именно это обусловило интерес к проблемам ценности человеческого бытия, самореализации и свободы.

Вопросы человеческого тела, внешности и физической привлекательности вновь обретают значимость.

По словам М.А. Тимошенко, "телесный образ Ренессанса актуализировал представления античности: Тело прекрасно во всех его проявлениях".

Действительно, судя по полотнам художников эпохи Возрождения (Микеланджело, Боттичелли, Кранах), уже знакомый образ тренированного, физически привлекательного и даже соблазнительного тела буквально "тиражируется", хотя ни разу не повторяется живописцами, общим остается только мотив.

Кроме этого, особую популярность завоевывают различные скульптуры, изображающие анатомически идеальные тела.

Причем все изображения олицетворяют не только привлекательность человеческого тела, но и ту потрясающую энергию, которая в нем скрыта.

Все это свидетельствует о самом настоящем "триумфе тела" и его раскрепощении в утвержденном антропоцентризме.

Интересно обратиться к анализу литературных произведений эпохи Возрождения с целью проследить авторами восприятие человеческой телесности и физической внешности.

Умберто Эко и М.М. Бахтин удивительным образом сходятся во мнении, что наиболее показательным творением в этом плане является "Гаргантюа и Пантагрюэль" Франсуа Рабле.

Герои произведения, великаны Гаргантюа и Пантагрюэль, по классическим меркам Средневековья кажутся уродливыми и неповоротливыми, но сама их безобразность становится предметом гордости и славы.

В ренессансном обществе "устанавливается примат человеческого и земного над божественным, непристойное становится горделивым утверждением прав телесности".

В этом весь пафос материалистического взгляда Рабле на мир: то, что было постыдно для средневекового человека, становится "нормальным" и достойным обсуждения, даже провозглашения со страниц литературных произведений.

Наконец, человеческое тело лишается духовного символизма, обретает многочисленные материальные и культурные смыслы и метки, утверждается как био-социо-культурное единство.

Также одной из характеристик, определяющей вектор рефлексии телесности в эпоху Возрождения, является актуализация интереса к человеческому телу как анатомическому объекту.

Разрешение официальных властей на вскрытие человеческих трупов с гносеологическими целями определило совершенно особенное отношение к телесной оболочке человека: "в период возрождения человеческое тело стало полностью рассматриваться как объект и, причём даже живое тело изучалось методологически как объект неживой".

Гений эпохи Возрождения Леонардо да Винчи внес поистине неоценимый вклад в развитие анатомической науки.

Проводя вскрытия тел людей и животных, он сделал тысячи заметок и мастерских рисунков внутреннего строения мышц и органов.

На заре Ренессанса Андреас Везалий, праотец современной анатомии, в ходе своих работ по препарированию тел исправил более 200 ошибок, допущенных античным врачом Клавдием Галеном.

Несмотря на значительные достижения в научном изучении строения человеческого тела, был гоним католической церковью за якобы неуважение к трудам канонизированного Галена и за осквернение человеческих тел.

Однако на сегодняшний день его достижения высоко ценятся и до сих пор являются обязательным пунктом в медицинском образовании.

Таким образом, в истории отношения к телу эпоха Возрождения сыграла двоякую роль.

Художниками, скульпторами, писателями и мыслителями внешность и физическая привлекательность были воплощением самой жизни со всеми ее удовольствиями.

Ренессанс поставил в центр всего - человека, причем в большинстве случаев - обнаженного, откровенного, вызывающего.

Античных врачей и анатомов эпохи Возрождения не касалась идея одухотворенности человеческого тела, осмысления его энергетики и самоценности.

Их интересовал исключительно вопрос его строения и функционирования, за что их нельзя обвинять.

Ситуация несколько изменилась с возникновением философских и психологических идей в Новое время и эпоху Реформации.

В целом, философские и культурологические представления о человеческом теле и внешности не претерпели значительных изменений при переходе от эпохи Возрождения к Новому времени, получили свое логическое продолжение.

В качестве связующего звена для этих двух эпох выступает творчество ученого и философа Рене Декарта, основоположника знаменитого "картезианского отношения к телу".

Картезианство - философское направление, ведущие идеи которого были заложены Рене Декартом (Картезий - латинизированное имя этого мыслителя).

Его характерные черты: скептицизм, последовательный дуализм, использование рационалистических математических методов познания.

Внимание Декарта, помимо всего прочего, было сконцентрировано на объяснении функционирования человеческого тела, причинной обусловленности его реакций.

Крупнейшим достижением в этом ключе стала разработка концепции рефлекса и рефлекторной дуги.

По мысли Декарта, рефлекс есть бессознательное, автоматическое действие организма, вызываемое в нем внешним раздражителем, а сам организм - своеобразная рефлекторная машина: "Точно так же, если я буду смотреть на тело человека, как на машину, так построенную и составленную из костей, нервов, мускулов, жил, крови и кожи, чтобы быть в состоянии даже без помощи духа двигаться таким же образом, как и теперь, в тех случаях, когда она приводится в движение не усилиями воли и, следовательно, без помощи духа, но одним лишь расположением своих органов...".

С этого момента человеческое тело предстает в умах философов и ученых как механизм, который функционирует по определенным законам и схемам, а любое заболевание воспринимается как поломка и подлежит устранению.

Отношения души и телесной оболочки в данном контексте можно рассмотреть в двух направлениях: с одной стороны, духовное и материальное начала существуют в человеке параллельно (отсюда и дуализм этой эпохи), с другой стороны - душа подчиняет себе тело, выступает его движущей силой.

Отсюда берет свое начало уже упоминавшийся интересный семантико-лингвистический парадокс: "мое тело - это не вполне "Я", но в то же время - тело не вполне чужое - "мое".

Наследство от картезианской эпохи современному человеку досталось потребительское отношение к телу и внешности: стремление их изменить, модифицировать, усовершенствовать - ведь они "принадлежит" ему как и другая собственность.

Группа оздоровления!


Полезная информация

Последние комментарии