Ревматоидный артрит - профессиональный взгляд на болезнь

Ревматоидный артрит - профессиональный взгляд на болезньЕ. Л. Насонов - автор около 600 печатных работ, в том числе Национального руководства по ревматологии и 14 монографий.

Под его руководством защищены 8 докторских и 63 кандидатских диссертации.

Насоновы - фамилия, с которой накрепко связана отечественная ревматология. В середине XX века у истоков этой науки в нашей стране стояла академик РАМН Валентина Александровна Насонова.

Именно благодаря ее усилиям российская школа ревматологии была признана во всем мире.

К сожалению, в прошлом году Валентины Александровны не стало. Ее сын, Евгений Львович, вот уже 10 лет возглавляет главный ревматологический центр страны.

- Преемственность в медицине - явление нередкое. Ваш выбор профессии - яркое тому подтверждение.

- В моем случае это и так, и не так. Поначалу меня очень серьезно заинтересовала иммунология. Я не собирался заниматься лечением ревматических заболеваний.

Точнее, смотрел на ревматологию как на серьезную составляющую современной иммунологии. Кстати, в этом подходе я не ошибся.

Потому что, подчеркну, еще в конце XX века стало очевидно, что нарушения иммунной системы имеют фундаментальное значение в развитии подавляющего большинства заболеваний человека.

А лекарства, способные восстанавливать нормальную функцию иммунной системы, помогают в лечении широчайшего круга заболеваний.

Мой интерес к ревматологии носил, с одной стороны, клинический характер: она дает много практического материала для врача.

С другой стороны, были интересны механизмы развития ревматических болезней, их патогенеза, аутоиммунной составляющей - все то, чем я долгое время занимался, будучи заведующим лабораторией иммунологии в Кардиологическом центре.

Сейчас могу с уверенность сказать, что тот опыт, который мы накопили в лечении ревматических болезней, имеет большое значение для прогресса медицины в целом.

Их вообще можно считать "моделью" для изучения роли иммунной системы в развитии заболеваний человека.

- Как Вы считаете, почему ревматология сформировалась в отдельное направление? Ведь аутоиммунных заболеваний очень много.

- Вспомним: первый всплеск интереса к ревматологии был в 50-х годах XX века. Он был вызван открытием глюкокортикоидных препаратов.

Во многом именно благодаря им ревматология и сформировалась как наука. А гормоны, несмотря на свои недостатки, до сих пор остаются жизнеспасающими препаратами.

Затем возник "период застоя". В 70-е годы заниматься ревматологией было не то что скучно - малоперспективно. Не было методов лечения.

Увы, слишком часто мы тогда могли лишь наблюдать, как наши пациенты потихоньку становятся инвалидами.

Новый расцвет ревматологии пришелся на начало XXI века. И он тоже связан с созданием новых лекарственных средств.

Причем те уникальные генно-инженерные биологические препараты, которые сегодня создаются и применяются нами на практике, со временем будут востребованы не только в ревматологии, включающей в себя более ста различных заболеваний, но и в лечении кардиоваскулярных, эндокринных болезней, например сахарного диабета.

- Верно ли, что основную массу пациентов ревматологического профиля составляют больные ревматоидным артритом?

- К сожалению, это так! Сегодня ревматоидный артрит "визитная карточка" ревматологии.

По официальной статистике у нас в стране "всего лишь" 250 тысяч зарегистрированных пациентов.

Когда же мы провели эпидемиологическое исследование в 20 регионах России, то выяснилось, что этим заболеванием страдает примерно 700 тысяч человек.

- Почему, по Вашему мнению, неофициальные данные по ревматоидному артриту почти втрое превышают официальную статистику?

- Тут надо понимать нюансы заполнения медицинской документации.

Например, если у человека инфаркт миокарда и одновременно ревматоидный артрит, в историю вносится основной диагноз, который и учитывается при статистическом анализе.

Думаю, что наши "официальные" 250 тысяч человек - это пациенты с очень тяжелым течением ревматоидного артрита, которым требуется операция на суставах или необходимы очень дорогостоящие препараты.

- Чаще ревматоидным артритом страдают женщины. Чем это объясняется?

- У женщин вообще выше склонность к любым аутоиммунным заболеваниям.

Эстрогены, в отличие от андрогенов, обладают большим иммуностимулирующим действием, поэтому иммунная система женщин более активна.

Но платят они за это высоким риском срывов иммунологической толерантности.

У них значительно чаще наблюдаются заболевания щитовидной железы, сахарный диабет - этими проблемами женщины страдают примерно в 3 раза чаще мужчин.

Ревматоидный артрит не является исключением.

- На что необходимо обращать внимание, чтобы не допустить формирования ревматоидного артрита? Можно ли снизить риск развития заболевания еще в детском возрасте?

- Каких-то "стопроцентных" признаков, равно как и наследственной предрасположенности в ее генетическом понимании, здесь нет.

В Институт ревматологии с подобными бедами все чаще обращаются родители. Спрашивают, не они ли стали причиной проблем у их детей.

Мы на этот вопрос отвечаем отрицательно.

Да, "вклад" генетических факторов при ревматоидном артрите достигает подчас 50%.

Но все-таки неверно считать, что заболевание передается по наследству, - в его основе всегда сложное сочетание генетических факторов и внешних воздействий, например курения, наличия хронических инфекционных заболеваний и т. д.

А самой действенной профилактикой я бы назвал раннюю диагностику ревматоидного артрита, которая позволяет нам эффективно помочь человеку и не допустить дальнейшего развития патологии. Но это очень трудная задача.

- Почему заболевание сложно выявить на раннем этапе?

- Сегодня медикам не прививают настороженного отношения к проблемам ревматоидного артрита.

Увы, большинство не то что студентов, даже врачей общей практики не подозревают, что артрит одного-двух суставов это сигнал беды.

Что дальше пациентом должны заниматься ревматологи.

Поэтому многие наши пациенты теряют время у невропатологов, хирургов, терапевтов, уходит драгоценное время...

Причем это не только российская беда, такая проблема существует и в странах с традиционно развитой системой здравоохранения.

- Успех лечения ревматоидного артрита зависит именно от ранней диагностики?

- Без всякого сомнения! Насколько эффективными ни становились бы лекарства, упущенное время приводит к "запущенности" болезни, а значит, к необходимости пожизненной терапии, которая, помимо всего прочего, очень недешевая...

Стоимость лечения ревматологических больных современными препаратами в настоящее время приближается к стоимости лечения онкологических пациентов - от 20 до 40 тысяч долларов в год.

А в случаях выявления ревматоидного артрита на этапе первых симптомов можно добиться ремиссии с помощью комбинированной терапии, в том числе с применением ингибиторов фактора некроза опухоли, и потом оставить пациента только на поддерживающей терапии стандартными лекарственными средствами.

- У многих практикующих врачей к повсеместной доступности генно-инженерных препаратов отношение скептическое. Они считают, это удел отдаленного будущего.

- Так недавно считали многие. И я тоже думал, что эти препараты будут внедрены в практику не раньше первой декады XXI века.

А они появились на 10-15 лет раньше. И становятся все доступнее.

Например, в государственную программу высокотехнологичной медицинской помощи в этом году включены еще два новых препарата.

Есть обратная сторона доступности. Я уверен, что назначать подобные препараты не может любой врач общей практики.

Такое лечение - огромная ответственность, его должны осуществлять только высококвалифицированные специалисты, способные "мониторировать" пациентов.

Биопрепараты - тоже не панацея, возможны и побочные эффекты. Значит, врачу нужны специфические знания в области иммунологии, фармакотерапии.

Еще один нюанс... В России на бесплатное лекарственное обеспечение имеют право инвалиды. Естественно, подавляющее их большинство - это тяжелые пациенты.

Лечением таких больных должны заниматься специалисты-ревматологи!

- Существуют ли направления, в которых отечественная ревматология опережает западную медицину?

- У нас действительно очень развитая ревматология, а в советское время наша ревматологическая служба считалась лучшей в мире.

Валентина Александровна Насонова была президентом Европейской противоревматической лиги. Это очень высокая оценка!

Выше достижения для европейского ревматолога не существует.

К сожалению, 90-е годы нас серьезно остановили в развитии, особенно в области фундаментальных исследований.

До сих пор ощущается колоссальная нехватка кадров. Многие высококвалифицированные специалисты уехали из страны.

Сейчас в европейской ревматологической "табели о рангах" мы занимаем достойное шестое место, уступая лишь "пятерке" общепризнанных лидеров Европейского союза.

Поверьте, мы не успокаиваемся и не забываем о богатых традициях отечественной ревматологии!

Группа оздоровления!


Полезная информация

Последние комментарии