Диагностика нейросифилиса

Диагностика нейросифилисаДиагностика нейросифилиса сопряжена со значительными трудностями, что связано с неспецифическими, мультиполярными его проявлениями, атипичностью, стертостью клинических признаков, увеличением частоты скрытых форм, довольно высокой частотой отрицательных серологических реакций в нетрепонемных тестах сыворотки крови.

Особенно важно уметь дифференцировать ранние и поздние формы нейросифилиса, так как лечение позднего нейросифилиса требует проведения не менее двух курсов специфической терапии.

В условиях резкого повышения заболеваемости сифилисом не только увеличилось число больных нейросифилисом, но и течение его стало тяжелее, что при поздней диагностике нередко приводит к инвалидности.

Однако неврологи не нацелены на своевременное выявление нейросифилиса, диагностика его, как правило, осуществляется с опозданием, только после получения положительных результатов реакции микропреципитации (РМП), при исследовании ликвора зачастую не назначаются тесты на сифилитическую инфекцию.

Современная диагностика нейросифилиса включает применение РМП с кардиолипиновым антигеном, реакцию иммунофлюоресценции с цельным ликвором (РИФ) и реакцию иммобилизации бледных трепонем (РИБТ).

Методика РИФц спинномозговой жидкости является более чувствительной, чем РМП и РИБТ. Отрицательные результаты РИФ исключают активный нейросифилис. Положительные результаты РИБТ в ликворе с большей вероятностью свидетельствуют о сифилитическом поражении инфекции ЦНС.

Но отрицательные результаты не исключают этого диагноза, так как титр иммобилизинов, определяемый РИБТ, в спинномозговой жидкости ниже, чем в сыворотке крови.

В последние годы для определения специфических антитрепонемных антител в ликворе применяют реакции пассивной (непрямой) гемагглютинации (РПГА), чувствительность которой близка к чувствительности РИФ.

При интерпретации результатов серологических тестов на сифилис в ликворе могут возникать некоторые трудности. Так, по данным Т. В. Красносельских (2001), при нейросифилисе РМП с ликвором дает от 30,0 до 75,0% ложноотрицательных результатов. РИБТ, напротив, весьма чувствительна и специфична, однако ее трудоемкость снижает ее диагностическую значимость.

Положительные результаты в трепонемных тестах РИФц и РПГА с ликвором, во-первых, могут быть следствием локальной (интратекальной) продукции специфических антител лимфоцитами, мигрирующими в центральную нервную систему в ответ на ее поражение, во-вторых, они могут появляться в результате пассивной транссудации иммуноглобулинов в ликвор из сыворотки крови.
анализ на нейросифилис
Поэтому результаты высокочувствительных серологических тестов могут оказаться положительными не только при наличии активного специфического воспаления в нервной системе.

Ложноположительные результаты специфических тестов могут наблюдаться при повышении в силу тех или иных причин проницаемости гематоэнцефалического барьера, что облегчает проникновение через него сывороточных антитрепонемных антител, а также при попадании в ликвор небольшого визуально неопределимого количества крови во время спинномозговой пункции.

Не мене 10% всех производимых спинномозговых пункций сопровождается контаминацией ликвора кровью, что затрудняет интерпретацию результатов специфических се-рологических реакций.

Таким образом, в силу высокой чувствительности РИФ и РПГА их положительные результаты в ликворе не могут служить критерием активного нейросифилиса, если остальные клинические и лабораторные показатели в норме. С другой стороны, отрицательные результаты этих тестов исключают специфическое поражение нервной системы.

Так, В. И. Прохоренков (2002) описал случай патологоанатомически диагностированного паренхиматозного нейросифилиса у больного, в ликворе которого КСР, МР были отрицательными, плеоцитоз - 7 клеток в 1 мм, белок - 0,40%, РИФ и РПГА - резкоположительные. Это еще раз подтверждает необходимость комплексного подхода к диагностике нейросифилиса.

Врач-дерматовенеролог при проведении дифференциального диагноза должен опираться не только на отрицательные результаты нетрепонемных тестов с ликвором. Диагноз нейросифилиса необходимо необходимо устанавливать по совокупности всех признаков заболевания, включая анамнез, данные неврологического и психического статуса.

Наиболее характерные для паренхиматозных форм нейросифилиса изменения спинномозговой жидкости наблюдаются при прогрессивном параличе. Плеоцитоз обычно невысокий - 20-60 клеток в 1 мм3. Количество клеток более 100 в 1 мм3 наблюдается лишь у 15,0% больных, выше 200 -только у 6%.

Однако, как правило, отмечается изменение общего количества белка. Этот симптом относится к наиболее ранним и довольно стойким изменениям ликвора. Уровень белка колеблется в довольно значительных пределах - от 0,43 до 2,3%, в большинстве случаев составляет 1%. РМП в ликворе положительная в 98,0% случаев.

Таким образом, своеобразие изменений спинномозговой жидкости при прогрессивном параличе заключается в том, что на фоне нерезко выраженных воспалительных реакций (плеоцитоз) наблюдается значительное увеличение содержания глобулинов при нормальном или слегка повышенном уровне альбуминов.

Серологические и коллоидные реакции всегда дают резко положительный результат. Таким образом, имеется диссоциация между коллоидными и воспалительными реакциями.

При сухотке спинного мозга характерным изменением ликвора является плеоцитоз, особенно при активных формах, но степень его невысока и обычно ниже, чем при прогрессивном параличе.
сифилис головного мозга
Уровень общего белка в ликворе у большинства больных повышен незначительно (0,6%), у 30,0% больных - находится в пределах нормы. РМП в ликворе положительная у 70-80% больных, причем степень позитивности ее при сухотке ниже, чем при прогрессивном параличе.

При прогрессивном параличе имеет место поражение вещества головного мозга в результате воспалительных изменений мелких сосудов, главным образом капилляров мозга. Появляется атрофия клеток, клеточных слоев, преимущественно в коре мозга, что выражается истончением извилин.

Выделяют три стадии заболевания: первая - начальная (неврастеническая, продромальная); вторая - развернутая (полного развития болезни); третья - конечная (маразматическая). Общепринятой классификацией клинических форм прогрессивного паралича не существует.

В соответствии с характером преобладающей психопатологической симптоматики в развернутом периоде заболевания выделяют четыре основные формы: дементная (простая) - с нарастающим слабоумием без бреда и психомоторного возбуждения; экспансивная (маниакальная) с явлением эйфории, грандиозным бредом величия; ажитированная - с резким психомоторным возбуждением и помрачением сознания; депрессивная - с подавленным настроением, ипохондрическим бредом и бредом самообвинения.

Психические нарушения при прогрессивном параличе сопровождаются множественной психоневрологической симптоматикой: зрачковые расстройства - симптом Аргайла - Робертсона (отсутствие реакции зрачков на свет при сохранении реакции на конвергенцию), двигательные расстройства, нарушение сухожильных рефлексов.

Коленные и ахилловы рефлексы могут быть повышены, понижены или совершенно отсутствовать. Часто они изменены неравномерно (анизорефлексия), при этом констатируется клонус стоп, патологический рефлекс Бабинского.

В конечной стадии болезни наблюдаются трофические расстройства: акроцианоз, отеки (при отсутствии белка в моче), наклонность к пролежням, образованию трофических язв, выпадение волос, повышенная ломкость костей, атрофия мышц.

В последние десятилетия продолжительность жизни больных прогресссивным параличом значительно увеличилась (на 20-30 лет), но, несмотря на это, прогноз в медицинском и социальном плане для этих больных остается неблагоприятным.

Однако при своевременно поставленном диагнозе можно добиться хорошего терапевтического эффекта, снижения инвалидизации и уменьшения смертельных исходов.



Группа оздоровления!


Полезная информация

Последние комментарии